Стих бальмонта только любовь

Добавлено: 18.04.2018, 21:51 / Просмотров: 52493
Закрыть ... [X]


Константин БальмонтКонстантин Бальмонт – русский поэт, прозаик, переводчик, представитель «старшего» символизма. Годы жизни: 1867 – 1942. Константин Бальмонт обогатил русское стихосложение новыми интонациями и звуковыми эффектами. В поэзии он пользовался музыкально-звукоподражательными свойствами звучания слов. Многие поэты посвящали ему свои стихи, многие художники писали его портреты.



AD INFINITUM


В храме всё — как прежде было.

Слышен тихий взмах кадил.

«Я смеялся, я шутил.

Неужели ты любила?»


Дымен смутный трепет свеч,

На иконах свет заемный.

Каждый хочет в церкви темной

От свечи свечу зажечь.


В храме будет так, как было.

Слышен тихий звон кадил.

«А, неверный! Ты шутил.

Горе! Горе! Я любила».


 


АНИТА


Я был желанен ей. Она меня влекла,

Испанка стройная с горящими глазами.

Далеким заревом жила ночная мгла,

Любовь невнятными шептала голосами.

Созвучьем слов своих она меня зажгла,

Испанка смуглая с глубокими глазами.


Альков раздвинулся воздушно-кружевной.

Она не стала мне шептать: «Пусти... Не надо.

Не деве Севера, не нимфе ледяной

Твердил я вкрадчиво: «Anita! Adorada!»

Тигрица жадная дрожала предо мной,—

И кроме глаз ее мне ничего не надо.



БЕАТРИЧЕ

Сонет


Я полюбил тебя, лишь увидал впервые.

Я помню, шел кругом ничтожный разговор,

Молчала только ты, и речи огневые,

Безмолвные слова мне посылал твой взор.


За днями гасли дни. Уж год прошел с тех пор.

И снова шлет весна лучи свои живые,

Цветы одели вновь причудливый убор.

А я? Я все люблю, как прежде, как впервые.


И ты по-прежнему безмолвна и грустна,

Лишь взор твой искрится и говорит порою.

Не так ли иногда владычица-луна


Свой лучезарный лик скрывает за горою,-

Но и за гранью скал, склонив свое чело,

Из тесной темноты она горит светло.



БЕЛАДОННА


Счастье души утомленной -

Только в одном:

Быть как цветок полусонный

В блеске и шуме дневном,

Внутренним светом светиться,

Все позабыть и забыться,

Тихо, но жадно упиться

Тающим сном.


Счастье ночной белладонны -

Лаской убить.

Взоры ее полусонны,

Любо ей день позабыть,

Светом луны расцвечаться,

Сердцем с луною встречаться,

Тихо под ветром качаться,

В смерти любить.


Друг мой, мы оба устали.

Радость моя!

Радости нет без печали.

Между цветами - змея.

Кто же с душой утомленной

Вспыхнет мечтой полусонной,

Кто расцветет белладонной -

Ты или я?



ВЕСЬ - ВЕСНА


«Мой милый! — ты сказала мне.

Зачем в душевной глубине

Ты будишь бурные желанья?

Всё, что в тебе, влечет меня.

И вот в душе моей, звеня,

Растет, растет очарованье!»


Тебя люблю я столько лет,

И нежен я, и я поэт.

Так как же это, совершенство,

Что я тебя своей не звал,

Что я тебя не целовал,

Не задыхался от блаженства?


Скажи мне, счастье, почему?

Пойми: никак я не пойму,

Зачем мы стали у предела?

Зачем не хочешь ты любить,

Себя в восторге позабыть,

Отдать и душу мне и тело?


Пойми, о нежная мечта:

Я жизнь, я солнце, красота,

Я время сказкой зачарую,

Я в страсти звезды создаю,

Я весь — весна, когда пою,

Я — светлый бог, когда целую!



ДО ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ


Быть может, когда ты уйдешь от меня,

Ты будешь ко мне холодней.

Но целую жизнь, до последнего дня,

О друг мой, ты будешь моей.


Я знаю, что новые страсти придут,

С другим ты забудешься вновь.

Но в памяти прежние образы ждут,

И старая тлеет любовь.


И будет мучительно-сладостный миг:

В лучах отлетевшего дня,

С другим заглянувши в бессмертный родник,

Ты вздрогнешь - и вспомнишь меня.



ЗАЧАРОВАННЫЙ ГРОТ


Жизнь проходит,— вечен сон.

Хорошо мне,— я влюблен.

Жизнь проходит,— сказка — нет.

Хорошо мне,— я поэт.

Душен мир,— в душе свежо.

Хорошо мне, хорошо.



ИГРАЮЩЕЙ В ИГРЫ ЛЮБОВНЫЕ


Есть поцелуи — как сны свободные,

Блаженно-яркие, до исступления.

Есть поцелуи — как снег холодные.

Есть поцелуи — как оскорбление.


О, поцелуи — насильно данные,

О, поцелуи — во имя мщения!

Какие жгучие, какие странные,

С их вспышкой счастия и отвращения!


Беги же с трепетом от исступленности,

Нет меры снам моим, и нет названия.

Я силен — волею моей влюбленности,

Я силен дерзостью — негодования!



К ЕЛЕНЕ


О Елена, Елена, Елена,

Как виденье, явись мне скорей.

Ты бледна и прекрасна, как пена

Озаренных луною морей.


Ты мечтою открыта для света,

Ты душою открыта для тьмы.

Ты навеки свободное лето,

Никогда не узнаешь зимы.


Ты для мрака открыта душою,

И во тьме ты мерцаешь, как свет.

И, прозрев, я навеки с тобою,

Я — твой раб, я — твой брат — и поэт.


Ты сумела сказать мне без речи:

С красотою красиво живи,

Полюби эту грудь, эти плечи,

Но, любя, полюби без любви.


Ты сумела сказать мне без слова:

Я свободна, я вечно одна,

Как роптание моря ночного,

Как на небе вечернем луна.


Ты правдива, хотя ты измена,

Ты и смерть, ты и жизнь кораблей.

О Елена, Елена, Елена,

Ты красивая пена морей.



К ЛЮДЯМ


О, люди, я к вам обращаюсь, ко всем,

Узнайте, что был я несчастен и нем,

Но раз полюбил я возвышенность гор,

И все полюбил я и понял с тех пор.


Я понял, но сердцем,— о, нет, не умом,

Я знаю, что радостен царственный гром,

Что молния губит людей и зверей,

Но мир наш вдвойне обольстителен с ней.


Мне нравится все, что земля мне дала,

Все сложные ткани и блага и зла,

Всего я касался, всему я молюсь,

Ручьем я смеялся, но с морем сольюсь.


И снова под властью горячих лучей

С высот оборвется звенящий ручей.

Есть мудрость, но жизнь не распутал никто,

Всем мудрым, всем мертвым скажу я: «Не то!»


Есть что-то, что выше всех знаний и слов,

И я отвергаю слова мудрецов,

Я знаю и чувствую только одно,

Что пьяно оно, мировое вино.


Когда же упьюсь я вином мировым,

Умру и воскресну и буду живым,

И буду я с юными утренним вновь...

О, люди, я чувствую только любовь!



К СЛУЧАЙНОЙ


Опрокинулось Небо однажды, и блестящею кровью своей

Сочеталось, как в брачном союзе, с переменною Влагой морей.

И на миг вероломная Влага с этой кровью небесною слита,

И в минутном слияньи двух светов появилася в мир Афродита.

Ты не знаешь старинных преданий? Возмущаясь,

дивишься ты вновь,

Что я двойственен так, вероломен, что люблю я мечту,

не любовь?

Я ищу Афродиту. Случайной да не будет ни странно, ни внове,

Почему так люблю я измену и цветы с лепестками из крови.



КАК НОЧЬ


Она пришла ко мне, молчащая, как ночь,

Глядящая, как ночь, фиалками-очами,

Где росы кроткие звездилися лучами,

Она пришла ко мне - такая же точь-в-точь,

Как тиховейная, как вкрадчивая ночь.


Ее единый взгляд проник до глуби тайной,

Где в зеркале немом - мое другое я,

И я - как лик ея, она - как тень моя,

Мы молча смотримся в затон необычайный,

Горящий звездностью, бездонностью и тайной.



ЛИНИИ СВЕТА


Длинные линии света

Ласковой дальней луны.

Дымкою море одето.

Дымка — рожденье волны.


Волны, лелея, сплетают

Светлые пряди руна.

Хлопья плывут — и растают,

Новая встанет волна.


Новую линию блеска

Вытянет ласка луны.

Сказка сверканий и плеска

Зыбью дойдет с глубины.


Влажная пропасть сольется

С бездной эфирных высот.

Таинство небом дается,

Слитность — зеркальностью вод.


Есть полногласность ответа,

Только желай и зови.

Длинные линии света

Тянутся к нам от любви.



ЛЮБИ


"Люби!" - поют шуршащие березы,

Когда на них сережки расцвели.

"Люби!" - поет сирень в цветной пыли.

"Люби! Люби!" - поют, пылая, розы.


Страшись безлюбья. И беги угрозы

Бесстрастия. Твой полдень вмиг - вдали.

Твою зарю теченья зорь сожгли.

Люби любовь. Люби огонь и грезы.


Кто не любил, не выполнил закон,

Которым в мире движутся созвездья,

Которым так прекрасен небосклон.


Он в каждом часе слышит мертвый звон.

Ему никак не избежать возмездья.

Кто любит, счастлив. Пусть хоть распят он.



МИНУТА


Хороша эта женщина в майском закате,

Шелковистые пряди волос в ветерке,

И горенье желанья в цветах, в аромате,

И далекая песня гребца на реке.


Хороша эта дикая вольная воля;

Протянулась рука, прикоснулась рука,

И сковала двоих - на мгновенье, не боле,-

Та минута любви, что продлится века.



МОИ ПРОКЛЯТИЯ


Мои проклятия — обратный лик любви,

В них тайно слышится восторг благословенья,

И ненависть моя спешит, чрез утоленье,

Опять, приняв любовь, зажечь пожар в крови.

Я прокляну тебя за низость обмеленья,

Но радостно мне знать, что мелкая река,

Приняв мой снег и лед, вновь будет глубока,

Когда огонь весны создаст лучи и пенье.

Когда душа в цепях, в душе кричит тоска,

И сердцу хочется к безбрежному приволью.

Чтоб разбудить раба, его я раню болью,

Хоть я душой нежней речного тростника.

Чу, песня пронеслась по вольному раздолью,

Безумный блеск волны, исполненной любви,

Как будто слышен зов: «Живи! Живи! Живи!»

То льды светло звенят, отдавшись водополью.




Мой друг, есть радость и любовь,

Есть все, что будет вновь и вновь,

Хотя в других сердцах, не в наших.

Но, милый брат, и я и ты -

Мы только грезы Красоты,

Мы только капли в вечных чашах

Неотцветающих цветов,

Непогибающих садов.



МОРСКАЯ ДУША


У нее глаза морского цвета,

И живет она как бы во сне.

От весны до окончанья лета

Дух ее в нездешней стороне.


Ждет она чего-то молчаливо,

Где сильней всего шумит прибой,

И в глазах глубоких в миг отлива

Холодеет сумрак голубой.


А когда высоко встанет буря,

Вся она застынет, внемля плеск,

И глядит как зверь, глаза прищуря,

И в глазах ее — зеленый блеск.


А когда настанет новолунье,

Вся изнемогая от тоски,

Бледная влюбленная колдунья

Расширяет черные зрачки.


И слова какого-то обета

Всё твердит, взволнованно дыша.

У нее глаза морского цвета,

У нее неверная душа.




Нет дня, чтоб я не думал о тебе,

Нет часа, чтоб тебя я не желал.

Проклятие невидящей судьбе,

Мудрец сказал, что мир постыдно мал.


Постыдно мал и тесен для мечты,

И все же ты далеко от меня.

О, боль моя! Желанна мне лишь ты,

Я жажду новой боли и огня!


Люблю тебя капризною мечтой,

Люблю тебя всей силою души,

Люблю тебя всей кровью молодой,

Люблю тебя, люблю тебя, спеши!




О, женщина, дитя, привыкшее играть

И взором нежных глаз, и лаской поцелуя,

Я должен бы тебя всем сердцем презирать,

А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя!

Люблю и рвусь к тебе, прощаю и люблю,

Живу одной тобой в моих терзаньях страстных,

Для прихоти твоей я душу погублю,

Все, все возьми себе - за взгляд очей прекрасных,

За слово лживое, что истины нежней,

За сладкую тоску восторженных мучений!

Ты, море странных снов, и звуков, и огней!

Ты, друг и вечный враг! Злой дух и добрый гений!




Она отдалась без упрека,

Она целовала без слов.

- Как темное море глубоко,

Как дышат края облаков!


Она не твердила: "Не надо",

Обетов она не ждала.

- Как сладостно дышит прохлада,

Как тает вечерняя мгла!


Она не страшилась возмездья,

Она не боялась утрат.

- Как сказочно светят созвездья,

Как звезды бессмертно горят!



ПЕЧАЛЬ ЛУНЫ


Ты мне была сестрой, то нежною, то страстной,

И я тебя любил, и я тебя люблю.

Ты призрак дорогой... бледнеющий... неясный...

О, в этот лунный час я о тебе скорблю!


Мне хочется, чтоб ночь, раскинувшая крылья,

Воздушной тишиной соединила нас.

Мне хочется, чтоб я, исполненный бессилья,

В твои глаза струил огонь влюбленных глаз.


Мне хочется, чтоб ты, вся бледная от муки,

Под лаской замерла, и целовал бы я

Твое лицо, глаза и маленькие руки,

И ты шепнула б мне: «Смотри, я вся — твоя!»


Я знаю, все цветы для нас могли возникнуть,

Во мне дрожит любовь, как лунный луч в волне.

И я хочу стонать, безумствовать, воскликнуть:

«Ты будешь навсегда любовной пыткой мне!»



ПЕСНЯ АРАБА


Есть странная песня араба, чье имя — ничто.

Мне сладко, что этот поэт меж людей неизвестен.

Не каждый из нас так правдив, и спокоен, и честен,

Нам хочется жить — ну хоть тысячу лет, ну хоть сто.


А он, сладкозвучный, одну только песню пропел

И, выразив тайно свою одинокую душу,

Как вал океана, домчался на бледную сушу —

И умер, как пена, в иной удаляясь предел.


Он пел: «Я любил красоту. А любила ль она,

О том никогда я не знал, никогда не узнаю.

За первою встречей к иному умчался я краю,—

Так небо хотело, и так повелела луна.


Прекрасная дева на лютне играла, как дух,

Прекрасная дева смотрела глазами газели.

Ни слова друг другу мы с нею сказать не успели,

Но слышало сердце, как был зачарован мой слух.


И взгляд мой унес отраженье блистающих глаз.

Я прожил пять лет близ мечетей Валата-Могита,

Но сердцем владычица дум не была позабыта.

И волей созвездий второй мы увиделись раз.


Я встретил другую. Я должен спросить был тогда,

Она ли вот эта. Все ж сердце ее разглядело.

И счастлив я был бы, когда бы она захотела,

Но, слова не молвив, она отошла навсегда.


Мне не в чем ее упрекнуть. Мы не встретимся вновь.

Но мне никогда обещанья она не давала.

Она не лгала мне. Так разве же это так мало

Я счастлив. Я счастлив. Я знал, что такое любовь!»



ПЛАМЯ


Нет. Уходи скорей. К восторгам не зови.

Любить? - Любя, убить - вот красота любви.

Я только миг люблю - и удаляюсь прочь.

Со мной был ясный день - за мной клубится ночь.


Я не люблю тебя. Мне жаль тебя губить.

Беги, пока еще ты можешь не любить.

Как жернов буду я для полудетских плеч.

Светить и греть?.. - Уйди! Могу я только жечь.



ПОЖАР


Я шутя ее коснулся,

Не любя ее зажег.

Но, увидев яркий пламень,

Я — всегда мертвей, чем камень,-

Ужаснулся

И хотел бежать скорее —

И не мог.


Трепеща и цепенея,

Вырастал огонь, блестя,

Он дрожал, слегка свистя,

Он сверкал проворством змея,

Всё быстрей

Он являл передо мною лики сказочных зверей.


С дымом бьющимся мешаясь,

В содержаньи умножаясь,

Он, взметаясь, красовался надо мною и над ней.


Полный вспышек и теней,

Равномерно, неотступно

Рос губительный пожар.

Мне он был блестящей рамой,

В ней возник он жгучей драмой,

И преступно

Вместе с нею я светился в быстром блеске дымных

чар.



РУСАЛКА


Если можешь, пойми. Если хочешь, возьми.

Ты один мне понравился между людьми.

До тебя я была холодна и бледна.

Я — с глубокого, тихого, темного дна.


Нет, помедли. Сейчас загорится для нас

Молодая луна. Вот — ты видишь? Зажглась!

Дышит мрак голубой. Ну, целуй же! Ты мой?

Здесь. И здесь. Так. И здесь... Ах, как сладко

с тобой!




Тебя я хочу, мое счастье,

Моя неземная краса!

Ты - солнце во мраке ненастья,

Ты - жгучему сердцу роса!


Любовью к тебе окрыленный,

Я брошусь на битву с судьбой.

Как колос, грозой опаленный,

Склонюсь я во прах пред тобой.


За сладкий восторг упоенья

Я жизнью своей заплачу!

Хотя бы ценой преступленья -

Тебя я хочу!




Я больше ее не люблю,

А сердце умрет без любви.

Я больше ее не люблю, -

И жизнь мою смертью зови.


Я - буря, я - пропасть, я - ночь,

Кого обнимаю - гублю.

О, счастие вольности!.. Прочь!

Я больше тебя не люблю!



Я БУДУ ЖДАТЬ


Я буду ждать тебя мучительно,

Я буду ждать тебя года,

Ты манишь сладко-исключительно,

Ты обещаешь навсегда.


Ты вся - безмолвие несчастия,

Случайный свет во мгле земной,

Неизъясненность сладострастия,

Еще не познанного мной.


Своей усмешкой вечно-кроткою,

Лицом, всегда склоненным ниц,

Своей неровною походкою

Крылатых, но не ходких птиц,


Ты будишь чувства тайно-спящие,

И знаю, не затмит слеза

Твои куда-то прочь глядящие,

Твои неверные глаза.


Не знаю, хочешь ли ты радости,

Уста к устам, прильнуть ко мне,

Но я не знаю высшей сладости,

Как быть с тобой наедине.


Не знаю, смерть ли ты нежданная

Иль нерожденная звезда,

Но буду ждать тебя, желанная,

Я буду ждать тебя всегда.




Я ласкал ее долго, ласкал до утра,

Целовал ее губы и плечи.

И она наконец прошептала: «Пора!

Мой желанный, прощай же — до встречи».


И часы пронеслись. Я стоял у волны.

В ней качалась русалка нагая.

Но не бледная дева вчерашней луны,

Но не та, но не та, а другая.


И ее оттолкнув, я упал на песок,

А русалка, со смехом во взоре,

Вдруг запела: «Простор полноводный глубок.

Много дев, много раковин в море.


Тот, кто слышал напев первозданной волны,

Вечно полон мечтаний безбрежных.

Мы — с глубокого дна, и у той глубины

Много дев, много раковин нежных».



Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ


Я люблю тебя больше, чем Море, и Небо, и Пение,

Я люблю тебя дольше, чем дней мне дано на земле.

Ты одна мне горишь, как звезда в тишине отдаления,

Ты корабль, что не тонет ни в снах, ни в волнах,

ни во мгле.


Я тебя полюбил неожиданно, сразу, нечаянно,

Я тебя увидал - как слепой вдруг расширит глаза

И, прозрев, поразится, что в мире изваянность спаяна,

Что избыточно вниз, в изумруд, излилась бирюза.

Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами.

Я спросил: "Хорошо, что в душе преломляется лед?"

Ты блеснула ко мне, вмиг узревшими дали, зеницами.

И люблю - и любовь - о любви - для любимой - поет.



Источник: http://www.foreverlove.ru/konstantin_balmont_stihi_o_ljubvi.html


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


С днем рождения стихи трогательные в прозе
Слова благодарности спортсменам
Карточки для рассадки гостей на свадьбу шаблон
Стих я буду век ему верна
Поздравление на 65летием
Поздравляем брат тебя с юбилеем
Хороший стих для подруге вике
Пожелание доброго утра любимому девушке своими словами


Стих бальмонта только любовь
Стих бальмонта только любовь


Бальмонт Константин Дмитриевич. Только любовь
Читать "Только любовь. Семицветник" - Бальмонт Константин. - ЛитМир



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ